Сегодня 22 ноября 2017 года
Для слабовидящих

История Севастопольской таможни

PDFПечатьE-mail

Становление и развитие Севастопольской таможни

История Севастопольской таможни берет свое начало буквально с первых лет после основания города - важной военно-морской базы на берегах Ахтиарской бухты - весной 1784 года. В Госархиве г.Севастополя имеется выписка из манифеста Екатерины II «О свободе торговли в городах Херсоне, Севастополе и Феодосии» от 22 февраля 1784 г., типографский экземпляр кото­рого хранится в Российском государственном архиве древних актов (Ф.1294, оп.1, д.22, лл.32-33) и опубликован в "Полном собрании за­конов Российской империи", т. ХХII. с.50-51.

Из манифеста «О свободе торговли в городах Херсоне, Севасто­поле и Феодосии»: «Известно, что вскоре после того, когда послед­няя шестилетняя с Портою Оттоманскою война, многими победами ору­жия нашего сопровожденная, прекращена была полезным и славным ми­ром, воздвигли мы в наместничестве Екатеринославском на реке Днепре, недалеко от устья ее город Херсон, нашел в нем сугубую удобность и для привоза из России ее произрастаний, и для достав­ления извне всего, что для нас полезно быть может. Сей город, а с ним вместе и лежащие в Таврической области приморские города наши Севастополь, известный до сего под названием Ахт-Яр, ода­ренный превосходною морскою пристанью, и Феодосию, инако Кефою имену­емый, в рассуждении выгодности их повелеваем открыть для всех народов, в дружбе с империей нашей пребывающих, в пользу торговли их с верными нашими подданными.

Вследствие чего сим торжественно объявляем, что все помянутые народы на собственных их, или наемных судах под флагами их могут свободно, безо­пасно и беспрепятственно к тем городам приплывать, или сухим путем при­езжать, нагружать суда ихни оттуда отплывать, или отъезжать по своему произволению поступая, что до платежа пошлины за привозимые и вывозимые товары касается, то тарифам и установлениям таможенным.

Екатерина».

ОСНОВАНИЕ: Ф.Р-164,оп.1,д.554,лл.19-22. Госархив г.Севастополя. (1)

Деятельность Севастопольской таможни приостанавливалась в периоды военных действий на Черном море в 1787-1791 г.г., в Средиземном. 22 апреля 1798 г. все таможни таврических портов: Севастополь­ская, Феодосийская, Евпаторийская, а также Керченская и Еникальская таможенные заставы были закрыты и учреждена Перекопская таможня.(2) Таврическим портам, в т.ч. Севастопольскому, было предоставлено право «порто-франке» - право свободной торговли.

С 1 апреля 1800 г. таможни были восстановлены, в т.ч. Севастопольская.(4)

Севастопольская таможня действовала до 1804 г. - до объявления Севастополя главным военным портом Черноморского флота.(5)

В высочайшем Указе от 23 февраля 1804 г. значилось: «Назначив в Севастополе быть главному военному порту, повелеваем находящуюся там портовую таможню снять, которой действие имеет кончиться в течение шести месяцев, считая от сего дня. По прошествии же того срока, само собой разумеется, купеческим кораблям вход туда не будут доз­волен. ..»(6)

Севастопольская таможня в то время размещалась в доме, нанятом у местного дворянина Ивана Рызака по контракту, заключённому на год с 31 мая 1803 г. до 1 июня 1804 г. с оплатой 600 серебряных рублей. В штат таможни входили: директор, цолнер, контролёр и 24 нижних чина инвалидной команды. К этому времени в Артиллерийской бухте за 2720 серебряных рублей была построена таможенная пристань на сваях связанных болтами и выложена тёсаным бутовым камнем с берега в бухту пятью с половиной сажень и шириной две сажени (мера длины примерно равная 1,8м). Близ пристани построен шалаш, покрытый камышом, а на воде стоял большой таможенный катер с 20 вёслами и 3 мачтами.(7)

Таврическому таможенному инспектору Ельчанинову был послан указ:

«..дабы он по прошествию шестимесячного срока Севастопольскую таможню снял или уничтожил кроме штемпелей и печатей, отправив три оттиска в Евпаторийскую таможню, как ближайшую с надёжным чиновником… счётные книги и прочие таможенные документы, а равно штемпели и печати прислать в сию коллегию…»(8)

Указ был выполнен чётко: пристань, шалаш и катер со снаряжением переданы надзирателю 2-й дистанции регистратору Филатову, весы и гири - таврическому инспектору, а инвалидных нижних чинов под командой офицера Ахтиярского гарнизонного батальона отправили в Судак к инвалидному коменданту майору Арсеньеву. «..Предлагаю оной таможне принять инвалидных чинов удовлетворив каждого надлежащим жалованием. Августа 13 дня 1804 г. Михалка Ельчанинов.»(9)

Севастопольская таможня перестала существовать до 26 февраля 1820 г., когда по высочайшему повелению Севастопольский порт был открыт для купеческих судов внутреннего плавания, приходя­щих из портов Российской империи, тех, где были устроены карантинная и таможенная служба. Коммерческая пристань была отведена в Артил­лерийской бухте, где находилась и таможенная пристань.

16 ноября 1822 г. Севастопольское общество купцов и мещан сос­тавило прошение, в котором предлагало: «Способ благонадежный к улуч­шению города и весьма благотворителен для граждан и для флотских служителей, если открыть коммерческий заграничный порт в удобных близ Севастополя бухтах, где и имеется уже военный карантин и где сущес­твовал прежде таковой же порт».(10)

Однако Севастополь оставался военной крепостью.

После окончания Крымской войны и заключения Парижского мирного договора, очистить бухты от затопленных судов, восстановить разру­шенные пристани, сооружения, склады, верфи силами военных моряков ЧФ было невозможно, требовались огромные материальные и денежные за­траты, которых у государства не было. Эту сложную задачу могли выпол­нить предприниматели, заинтересованные в работе Севастопольского порта.

В 1856 г. Лазаревское адмиралтейство, верфи и портовое хозяйст­во в Южной бухте были переданы Русскому обществу пароходства и торговли (РОПиТ).

Для полной очистки Севастопольской бухты понадобилось десять лет. Эти работы были проведены совместными силами флота и предпри­нимателей.

Пристань РОПиТ располагалась рядом с Графской пристанью. Для честных купеческих судов была отведена Артиллерийская бухта. В 1857 году в Севастополь приходили суда из отечественных портов, заграничной торговли не было, но каботажная была.

В 1860 году «произошел новый поворот мысли правительства» и 19 марта высочайшим указом Сенату было велено учредить в Севастополе таможенную заставу вместо таможенного надзора.

В 1863 г. была учреждена Севастопольская таможня (1-го класса), размещалась она на берегу Артиллерийской бухты. Это произошло 5 ноября. До этого таможенные функции исполнял Севастопольский таможенный надзор при военном порту. В 1866 г. было уч­реждено Севастопольское карантинное агентство, обустроенное на берегу Александровской бухты.(11) Деятельность его началась 29 января 1867 г. До образования этих учреждений, порт обслуживали военный каран­тин и таможенный смотритель при нем.

На обсервацию суда, ставились в Карантинную бухту.

В 1867 г. военный порт в Севастополе был упразднен.(12)

В 1867 г. в Севастополь приходили суда под турецким, греческим, английским, итальянским, норвежским флагами.(13) Суда РОПиТ ходили на Кавказ, в Константинополь, Синоп и другие ту­рецкие порты, в Галац и Лондон.

В течение навигации 1868 г. в Севастополь прибыло 51 судно из-за границы и 447 судов из отечественных портов.(14) В числе последних - 35 военных судов и 242 парохода РОПиТ.

Развитию Севастопольского порта способствовал руководитель морского ведомства великий князь Константин Николаевич. В 1860 году, занимаясь поиском эффективного способа быстрого развития Севастополя, он писал Новороссийскому и Бессарабскому генерал-губер­натору графу Строганову о желании «...содействовать возрождению горо­да, который обладает лучшим портом Европы и стяжал себе бессмертную славу в истории».(15) От Новороссийского и Бессарабского генерал-гу­бернатора поступило предложение о проведении железной дороги к Се­вастополю вместо предполагаемой - к Феодосии. Таким образом, пред­лагалось сделать Севастополь отпускным (экспортным) портом, привлечь в город капиталы и поставить Севастопольский порт в ряд лучших евро­пейских.

Между тем, деятельность Севастопольского порта заметно активи­зировалась. Если в 1868 г. в Севастополь прибыло 498 судов, то в 1871 - 614, пароходов РОПиТ – 374.(16)

Начальник Феодосийского таможенного округа в письме от 29 сен­тября 1871 г. Новороссийскому и Бессарабскому генерал-губернатору свидетельствовал о «развитии торговли при Севастопольском порте».(17)

Из Англии в Севастополь прибывали суда с рельсами для железной дороги Москва - Лозовая - Севастополь, строительство которой началось в 1872 г. Из-за границы доставлялись также различные механизмы для су­достроения. Строительный материал поступал как из-за границы, так и из отечественных портов, город отстраивался. Управляющим Севастопольской таможней в это напряжённое время состоял статский советник Броневский, который не только успешно справлялся со своими обязанностями, но и привлекался Департаментом Таможенных сборов для расследования злоупотреблений в Таганрогской таможне, за что получил награду в 4000 рублей, при годовом жаловании в 2952 рубля.

В 1875 г. с пуском в эксплуатацию железной дороги, Севастополь был официально объявлен отпускным (экспортным) коммерческим портом.(18)

На территории порта были построены амбары под экспортируемые хлебопродукты, пакгаузы для складирования товаров и другие портовые сооружения. Железнодорожная линия была проведена к причалам порта в Южной бухте.

Экспортная деятельность Севастополя только начавшись была прервана русско-турецкой войной 1877-1878 г.г. Несмотря на то, что порт оставался открытым для судов дружественных и нейтральных держав, торговля хлебом была запрещена.(19)

Пароходы РОПиТ в период военных действий ходили под военными фла­гами и были вооружены. Купеческие суда выпускались из порта с осторож­ностью, поскольку могли быть захвачены противником в качестве военного приза.

В январе 1878 г. с наступлением перемирия была разрешена свободная торговля с заграницей и работа таможни активизировалась.(20) Однако, до сентября 1879 г. проход в порт оставался заминированным.(21) Суда к пристаням проводила вестбрандвахта.

В 1878-1879 г.г. на Севастопольский порт легла большая нагрузка, связанная с выводом русских войск из-за границы. Войска с европейского театра военных действий перевозились на судах РОПиТ и Общества Добро­вольного флота. (22)

С 1880 г. началось интенсивное развитие Севастополя. Были установлены регулярные рейсы пароходов РОПиТ в Константинополь. Увеличивалась грузо- и пассажироперевозки.

Расширялся список международных портов, с которыми активно сооб­щался Севастопольский. Это американские порты: Нью-Орлеан, Чарльстоун, Гальвстон; европейские: Неаполь, Генуя, Ливорно, Венеция, Тарагена, Пирей, Шербург, Ницца, Мальта; египетские: Александрия и Порт-Саид. В 1883 г. в Севастополь прибыло из-за границы 130 судов.(23)

В 1888 г. оборот Севастопольского порта по заграничной торговле составил более 31 млн. рублей, весь оборот с каботажными перевозками составил более 47 млн. рублей.(24) Пассажиров в том году прибыло 42981 человек, убыло - 39244 человек.(25)

В пользу города взималась якорная подать и пошлина в 1\2 копейки с пуда ввозимых товаров, установленная с 1880 года. Доходы шли также от эксплуатации береговой площади, складов.

В 1894 г. в порту работало 5496 человек, в то время как на всех остальных предприятиях - 1405 человек.(36)

В Севастопольском порту имелась возможность производить одновременно погрузку на 20 пароходов, стоявших к пристаням боком, непосредственно из складов порта. Имелись и возможность погрузки из железнодорожных вагонов. Железнодорожная ветка подходила к зданию таможни по берегу Южной бухты.

В отчете Севастопольского градоначальника за этот год отмеча­лось увеличение оборота коммерческого порта, что обуславливалось «чрезвычайным» увеличением товарного движения.

Однако, с развитием и укреплением Черноморского флота, вновь встал вопрос о невозможности совмещения в Севастополе коммерческого порта с военно-морской базой.

3 июля 1887 г. управляющий Морским министерством сообщил в коммерц-коллегию, ведавшую коммерческими портами, об устройстве такового в Стрелецкой бухте, а карантинного порта - в Камышовой бухте.(27)

9 сентября 1896 г. депутацию из г. Севастополя в составе го­родского головы и трех гласных городской Думы принимал Николай II.(28) Депутация ходатайствовала об оставлении в Севастополе коммерческо­го порта. Оставив делегацию без определенного ответа, государь обод­рил депутатов словами: «Не падайте духом! Мне дорог Севастополь».

Городской голова Ергопуло предлагал оборудовать каботажный порт в Стрелецкой бухте таким образом, чтобы при первой возможности она могла бы стать отпускным коммерческим портом.

РОПиТ, также Российское общество страхования и транспортиро­вания кладей продолжали свою деятельность в Севастополе, в основном занимаясь каботажными перевозками. Архивные таможенные документы говорят о большом разнообразии и количестве товаров, перевозимых в каботаже: благовонные товары, галантерея, окорока, вина, спички шведские, коньяки, коньяки иностранных обществ, рис, кофе, чай и др.(29)

Севастополь уступил свое торговое значение Феодосии в 1905 году с окончанием обустройства последней, однако главнейшие хлебоэкспортные фирмы и после этого продолжали направлять свои грузы на Севастополь и фрахтовали иностранные суда для этого порта. В незначительных количествах заграничный товарооборот в Севастопольском порту имел место до 1914 года.

С началом Первой мировой войны и по ноябрь 1920 года Севастополь являлся военным портом. В период первой мировой и гражданской войн работники Севастопольской таможни не ослабляли работу по досмотру судов Черноморского флота, обеспечивавших операции на Чер­номорском театре военных действий. Об этом свидетельствуют материалы дела о задержании на миноносце «Гневный» большого количества товаров и продуктов купцам: Тарикиди, Стамати, Пандулову, Лифтериади.(30) Много контрабанды привозилось на военных кораблях в виде военных трофеев с потопленных турецких кораблей. Об этом изложено в докладной записке за 1917 г. Директору департамента «О грузах, снимаемых военными кораблями с потопленных турецких судов». В частности в ней говорится об обнаруженном на подводной лодке «Кит» грузе табака. В этот период отмечается большое количество циркулярных документов Департамента Таможенных Сборов по предотвращению ввоза товаров германского происхождения через другие страны. Перечневая ведомость того времени фиксирует наличие 16 досмотрщиков при наличии в штате таможни 30 сотрудников.

Работа таможни в советский период.

После окончания гражданской войны 21 ноября 1920 г. Севастопольс­кая таможня возобновила свою деятельность.(31) Она вошла в состав крымского инспекторского участка Главного управления таможенного контроля которым руководил инспектор Гордеев Павел Васильевич 1882 года рождения, из образования – начальное училище, но состоял членом РКПб с 1902 года (п/б № 19156). Севастопольс­кую таможню возглавил Викторов Александр Викторович 1892 г.р., окончил среднее реальное училище, состоял членом РКПб с 1918 года. Единственным беспартийным руководителем в Крыму был начальник Евпаторийской таможни 1860 г.р., который руководил ей с 26.05.1911 года при общем таможенном стаже с 1889 года. Однако, несмотря на аттестационную запись: «Заслуживает доверия вполне и знает своё дело вполне», в мае 1923 года был заменен на проверенного партийца с 15.11.1918 г. Кострицина Ф.Л., который не совсем справился с руководством Феодосийской таможней имея двухклассное образование.

Район действий Севастопольс­кой таможни простирался по морской границе от устья реки Альмы до м. Ласпи и по линии железной дороги до Синельниково. В отчётах по борьбе с контрабандой того периода отмечалось: «Случаи задержания выгруженных на берег с иностранных судов контрабандных товаров единичны, что вовсе не доказывает их исключительности. Необходимо увеличение средств, моторлодки для Севастополя особенно. Для улучшения досмотра иностранных судов средства на приобретение профодежды, улучшение технических приспособлений досмотра как фонарей, щупов и прочее, установление методов агентурной работы со стороны ГПУ за иностранными судами. Своевременное ассигнование и распределение сумм среди задержателей, т.к. проценты, отчисляемые задержателям, являются одним из главных оружием борьбы с контрабандой, поощряющей задержателей на таковую».

Чтобы были понятны трудности, с которыми сталкивались работники таможни надо понять экономическое состояние Крыма, который был ареной боевых действий с 1918 по 1920 годы. За семь месяцев оккупации хозяйственные немцы вывезли всё, что могли, в том числе 500 тысяч банок тушёнки из НЗ Севастополя. Не лучше себя вели и другие временные властители. В результате после ухода Врангеля «на полуострове осталось 300 тысяч человек не приспособленных трудиться, которые занимались спекуляцией, контрабандой, создавали бандитские шайки, которые долго не удавалось ликвидировать, поскольку в их состав входило много крымских татар хорошо знающих местность». Постоянно распространялись слухи о возвращении интервентов. Торговать нам не давали. В 1921 году французские миноносцы утопили в Чёрном море советское судно «Зейнаб», а другое сильно повредили. За ноябрь – декабрь 1921 года в Крыму было зарегистрировано 1500 смертей от голода, в феврале – апреле 1922 года счёт шёл на десятки тысяч. Был создан Крымпомгол. Через Севастополь­скую таможню шли грузы в помощь голодающим. Малейшее подозрение на причастность работника таможни к какому-либо хищению влекло за собой немедленное увольнение или передачу дела в суд. Об этом свидетельствуют архивные документы по грузам на п/х «Болгария», «Доротея», утечке 3,5 вёдер спирта из пакгауза таможни по конфискационным делам № 69 1921 года и № 211 1922 года. В октябре 1922 года уволили 8 из 35 таможенных сторожей по весьма разнообразным поводам.

В феврале 1923 года при НКВТ создаётся ведомственная комиссия по борьбе со взяточничеством, бесхозяйственностью и хищениями. К этой работе привлекались все члены РКП(б), которым «…в порядке партийной дисциплины предлагается принять на себя роль осведомителя в своём отделе и о всезамеченных случаях взяточничества, бесхозяйственности и хищений немедленно докладывать в комиссии. Кроме того, независимо от наличия тех или иных злоупотреблений в отделе предлагается два раза в месяц, т.е. 5-го и 20-го письменно сообщать в комиссию о том, что им было замечено за означенный период в своём отделе».(32)

Несмотря на голод и безденежье работники таможни оставались на высоте положения. Об этом свидетельствует письмо управляющим таможнями Крыма от 30.10.1922.:

«До сведения моего дошло, что некоторые сотрудники таможенных учреждений вверенного мне Крымского Инспекторского Участка позволяют себе при посещении иностранных торговых судов завтракать, обедать и вообще закусывать. При этом некоторые, из сотрудников пользуясь имеющимися у них пропусками, ходят на суда зачастую без всякой служебной к тому надобности, с исключительной целью получить там угощение. Такое поведение дискредитирует в глазах иностранцев высокое звание советского сотрудника и гражданина. Предупреждаю, что впредь мною будут приниматься самые радикальные и суровые меры вплоть до немедленного увольнения со службы. Таможенный инспектор Гордеев».(33)

Таможня имея катер «Прыткий», как средство борьбы с контрабандой, тесно взаимодействовала с погранохраной, которой была придана флотилия, состоящая из одного истребителя, трёх парусно-моторных лайб и одного парового катера. Район Севастопольской погранчасти имел протяжённость 109 вёрст от Новой-Николаевки на севере до Мухолатки. Был разбит на три водных участка и 11 застав (кордонов) с расположением в наиболее уязвимых для контрабанды местах. Кордоны обслуживали 9-10 человек, располагались они на расстоянии 9-10 вёрст друг от друга. Всю погранчасть обслуживало 270 человек. Подчинялись ГПУ, на их долю приходилось до 75% случаев выявления контрабанды.

В 1923 году Крымский Участок был ликвидирован и Севастополь­ская таможня вошла в состав Одесского Таможенного Инспекторского участка, куда кроме неё входили: Херсон, Николаев, Скадовск, Хорлы, Евпатория, Ялта, Феодосия, Керчь, Мариуполь, Таганрог, Бердянск, Тирасполь, Дубоссары, Рыбница.

В условиях свёртывания новой экономической политики в 20-х годах была свёрнута и экспортная деятельность. В декабре 1924 года таможней получено письмо: «В виду сокращения движения иностранных судов, а также экспорта и импорта, Главное Таможенное Управление предложило Севастополь­ской таможне сократить наличие сотрудников до 23 человек, т.о. на общее количество 11 коммунистов и комсомольцев» (на 01.05.1923 было 59 человек). В отчёте по б/к за май 1924 года отмечается «…ничего выдающегося за отчётный период не наблюдалось. Значительное место среди задержанных товаров занимают выпущенные благотворительными организациями беспошлинно затем обнаруженные на рынках…»(34) В документах за 1936 г. указано: «Грузооборота по экспортно-импортным операциям и по большому каботажу Севастопольский порт не имеет».(35)

Восстановление таможни после войны

Веком мир растревоженный

Стынет пулей в стволе,

И досмотрам таможенным

Быть пока на земле.

Эта служба сурова,

Здесь привыкли решать,

Взвесив каждое слово,

Как сапер - первый шаг.

Документы листают,

Словно взводят курок.

Это та же застава

Только что без тревог.

Без секретов бессонных,

Без винтовки в руках.

Проверяется совесть…

Это нужно пока. (И. Демиденко 1971 г.)

С началом Великой Отечественной войны деятельность Севастопольской таможни была прервана на долгие годы. С 1964 г. она функционировала как пост Феодосийской таможни. Возглавлял пост выпускник МГИМО Мацокин Евгений Матвеевич. Вслед за ним на работу поступил уволившийся со срочной службы в погранвойсках Таливалдис Владимирович Никаноров. Вдвоём они осуществляли таможенный контроль за судами загранплавания в Севастополе. В 1968 году штат поста был увеличен до 7 человек и в него влились: Кулагин М.И., Заречный А.А., Семиволос Л.Т., Нифантьев И.П., Самохвалов Г.А. Являясь офицерами запаса ВС СССР умело применяли выработанные годами службы твёрдость, настойчивость и целеустремлённость в выполнении поставленных задач. В 1968 году пост переехал в помещение на улице Гоголя, 25. В 1969 году инспектором на пост был принят Рудкин Л.Н.

Деятельность Севастополь­ской таможни, как государственного органа, была восстановлена 24.05.1976 года. На момент создания таможни она включала в себя Симферопольский и Ялтинский таможенные посты, которые впоследствии были выделены в самостоятельные таможни. В то время Севастопольская таможня насчитывала 17 человек в т.ч. 10 в Севастополе, 2 на ТП «Ялта», 5 на ТП «Симферополь». Старожилами таможни были: Л.Н. Рудкин, Д.А. Сланов, Т.В. Никаноров, М.И. Кулагин, Я.А. Заречный, В.В. Завгородний, М.А. Ревякин. Девиз службы: «Сотрудник таможни должен помнить о чести и высокой честности». Лучшими поисковиками были: Т.В. Никаноров («гроза контрабандистов»), Е.А. Смирнов, Е.А. Бутенко, В.Н. Левчук, В.И. Елистратов.

Начинали работать в полуподвальном помещении бывшей двухкомнатной квартиры. Из транспортных средств для обеспечения всех видов работ была придана машина ГАЗ-21. В июле 1976 г. переехали в здание на ул. Ленина, 43, где были выделены четыре комнаты, а вскоре и весь второй этаж.

31 октября 1985 г. ТП «Симферополь» был преобразован в Симферопольскую таможню, 28 июня 1990 г. ТП «Ялта» был преобразован в Ялтинскую таможню. В мае 1985 г. Севастопольской таможне подчинили ТП «Черноморский» (до 02.1993 г.) В 1986 году таможенная служба отделилась от Минвнешторга и, претерпев из­менения, стала больше и лу­чше отвечать своему пред­назначению. Появилось Гла­вное управление Государ­ственного таможенного конт­роля при Совете Министров СССР. С этого момента таможня подчиняется непосредственно правительству страны.

Новая история Севастопольской таможни

После распада СССР Украине досталось 26 таможен, на которых работали до 2,5 тысяч человек. Через год после создания ГТК работало 65 таможен, 200 постов, на которых работало более 13 тысяч человек.

В 1991 году на средства, выделенные из бюджета, было начато строительство собственного здания по проекту архитектора А.Л. Шефера и главного инженера проекта А.С. Мартиросова. Ещё раньше в здании морвокзала был сдан в эксплуатацию досмотровой зал пассажиров.

В 1994 году приказом Государственного таможенного комитета Украины Севастопольской таможне была присвоена 1-я категории. Это позволило существенно расширить штат таможни, сделать ее структуру более широкой и разветвленной.

Период 1994-1997 годов характеризуется ростом численности Севастопольской таможни со 117 до 200 штатных единиц. Молодое пополнение училось на примере ветеранов и стало достойным продолжателем славных традиций таможни. В ее историю были вписаны новые страницы.

В 1995 г. севастопольские таможенники переехали в современный административный комплекс, на территории Морского торгового порта. По православному обычаю здание было освящено представителями духовенства.

За всеми цифрами, достигнутыми результатами стоят конкретные люди и их кропотливый напряженный труд. Коллектив таможни с глубоким уважением и особой теплотой относится к ветерану труда таможни Рудкину Леониду Николаевичу, который 40 лет проработал в Севастопольской таможне и на протяжении 33 лет возглавлял ее, а в настоящее время возглавляет ветеранскую организацию таможни.

В 2012 году Севастопольская таможня была введена в состав Министерства доходов и сборов Украины.

Знаменательная весна 2014 года явилась новой вехой в жизни Севастопольской таможни. А вместе с Приказом ФТС России от 31.03.2014 № 580 «О создании Севастопольской таможни» в ее истории появилась новая глава под названием «Новейшая история Севастопольской таможни»…

список

ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1.РГАДА, Ф.1294, оп.1, д.22, л.л. 32-33.

2.Госархив АР Крым, ф.369, оп.1, д.20.

3.Госархив г. Севастополя, т. 17, оп.1, д.3, л.19.

4.РГЛДА, ф.21, оп.1, д.107, л.1.

5.Госархив г. Севастополя, ф.17, оп.1, д.3, л.1.

6.Госархив г. Севастополя, ф.17, оп.1, д.3, л.7.

7.Госархив г. Севастополя, ф.17, оп.1, д.3, л.40.

8.Госархив г. Севастополя, ф.17, оп.1, д.3, л.9.

9.Госархив г. Севастополя, ф.17, оп.1, д.3, л.11.

10.Госархив Николаевской области, ф.230, оп.1, д61, л39.

11.Госархив г. Севастополя, ф.22, оп.1, д.96, л.2.

12.Документальные материалы ЦГАВМФ СССР 1964г.

13.Госархив г. Севастополя, ф.22, оп.1, д.1, л.47.

14.Там же, д.5.

15.Госархив Одесской области, ф.1, оп.203, д. 30.

16.Госархив г. Севастополя, ф.22, оп.1, д.14.

17.Там же, ф21. оп.1, д.52, л.47.

18.Госархив г. Севастополя, ф.22, оп.1, д.д. 61,62.

19.Госархив г. Севастополя, ф.22, оп.1, д. 63.

20.Там же, д.73.

21.Там же, д.75.

22.Там же, д.73-75.

23.Там же, д.114, л.22.

24.Там же, ф.15, оп.1, д.5.

25.Там же.

26.Там же.

27.РГА ВМФ, ф.410, оп.3, д.63.

28.РГА ВМФ, ф.410, оп.3, д.381.

29.Госархив г. Севастополя, ф.17, оп.4, л.43.

30.Там же. оп.8, л.6.

31.Госархив г. Севастополя, ф.Р-272,, оп.1 всп., д.6,л.9.

32. Госархив г. Севастополя, ф.Р-272,, оп.2, д.13,л.20.

33. Госархив г. Севастополя, ф.Р-272,, оп.2, д. 2.

34. Госархив г. Севастополя, ф.Р-272,, оп.2, д.15,л.15.

Госархив г. Севастополя, ф.Р-272,, оп.2, д.16,л.13.

35. РГАЭ, ф7258, оп.1, д.3187, л.2.

36. Сучков Ю.А. Контрабанда и ответственность 1976 г. стр.7.

37. Алексеенко Н.А. Таможня и комеркиарии Херсона VII – X В.В.